May 22nd, 2014

далек

(no subject)



Далее следует не пересказ, а скорее моя интерпретация и мысли на тему.

Если принять, что мы хотим построить процветающее общество или там максимизировать человеческое удовольствие и минимизировать страдания, наука может ответить на вопросы, как нам это сделать (стопроцентной гарантии нет, конечно).
Главное тут вот что. Ответ на вопрос, стоит ли нам делать х, если наша цель - y, является проверяемым. Значит, это территория науки. У этого вопроса может быть больше одного ответа, и это нормально. Не существует одного-единственного продукта, которым следует питаться, но при этом существует отрава, которую никто в здравом уме не станет есть.
Проблема в том, что религия (возможно, и другие теоретические мировоззренческие системы, сходу не приведу примера) заступает на территорию науки, диктуя нам, как именно следует себя вести, без возможности религиозные утверждения опровергнуть (опровергнуть религиозный догмат нельзя, на то он и религиозный догмат).

Например, разрешение или запрещение однополых браков - это территория, которую религия узурпировала. Права голоса у неё тут быть вообще не должно.
no idea

(no subject)

"Чёрный лебедь" Талеба сводится к пратчеттовскому "Шанс один на миллион выпадает девять раз из десяти".
smart&sexy

Всяких статей

http://mtrpl.ru/blue-vagina

Это отрывок из "Вагины" Наоми Вульф.

"Проникновение блюзовой лирики из афроамериканского сообщества в широкое культурное пространство было столь важно отчасти и потому, что в этой лирике влагалище воспринималось совсем не так, как в западной традиции. В отличие от гинекологов той эпохи, блюзовый сленг не медикализировал вагину. И, в отличие от Фрейда, он не подразделял женские оргазмы на «хорошие» и «плохие». В отличие от теории Фрейда о подсознательных мужских страхах по поводу кастрации, а также в отличие от модернистов, таких как Лоуренс, блюзовый сленг не боялся вагины. Метафоры, которые использовали исполнители блюза, как мужчины, так и женщины, для обозначения вагины, изображали женское желание скорее как нечто позитивное, как сильное, стойкое, иногда забавное — точно так же, как и мужское, — и очевидно нуждающееся в удовлетворении и заслуживающее его. Вагина в блюзе — это не нечто постыдное. И произносимые в связи с ней слова не имеют ничего общего с невротической реакцией.

В традиции блюза метафоры для вагины включают желе, сахар и конфеты, морепродукты, сковороды, маслобойки, колокольчики, булочки и чаши.

В блюзе женщины не страдают от того, что у них есть вагины. Как правило, они изображаются как полноправные хозяйки своей сексуальности, довольные своими вагинами. На протяжении четырех веков сексуальность афроамериканских женщин была предметом торга, но вопреки или, возможно, благодаря этому в блюзовых текстах она подчеркнуто обозначается как принадлежность самих женщин. Если в романах для белых женщин викторианской эпохи с их лейтмотивом «обольщения и предательства» «хорошая» женщина является пассивной жертвой и начисто отсутствует какое-либо описание женской сексуальной активности в положительном ключе, то в традиции блюза такая активность — это преобладающий сюжет. Женщины почти никогда не изображаются жертвами своего желания, хотя, конечно, любовь может разбить им сердце.
<...>
Джонсон рассказывает, каким должен быть ее идеальный любовник: красивым и хорошо сложенным, и он не будет лениться, а каждое утро станет просыпаться рано, чтобы топить печь. Он будет сбивать ее молоко, варить ее кашу и печь ее печенье. Она останавливается на его физических характеристиках — его росте и силе — и настаивает на том, чтобы он был как пушечное ядро. Она объясняет, что именно из-за всех этих качеств она хочет быть с этим мужчиной, в конце концов, она ведь самая горячая девчонка в округе. Повторение различных метафор, обозначающих обоюдное желание и сексуальное удовлетворение, подчеркивает, что для получения удовольствия главное — взаимность".